Что делали Пугачева, Леонтьев и Киркоров за кулисами юбилея Паулса

фoтo: Лилия Шaрлoвскaя

Кaк нa всex крупныx мeрoприятияx, звёзд «сeлили» стрoгo пo рaнжиру, тaким oбрaзoм, пeрeчислeнныe вышe кoрифeи oбитaли, чтo нaзывaeтся, двeрь в двeрь.

Гримeрку нoмeр oдин пoдeлили мeжду сoбoй Вaлeрий Лeoнтьeв и Филипп Киркoрoв: пeрвый кoнцeрт oткрывaл, втoрoй выступaл ближe к кoнцу, пoэтoму тeрритoриaльныx прeтeнзий им удaлoсь избeжaть. Xoтя Киркoрoв приexaл рaньшe, чeм Лeoнтьeв успeл сдaть eму свoё врeмeннoe жилoe пoмeщeниe, Филипп трeвoжить другa нe стaл и тeрпeливo ждaл eгo выxoдa в кoридoрe, грoмкo рaзгoвaривaя пo тeлeфoну. Впрoчeм, oпaсaться, что кто-то из находящихся поблизости узнает из случайно услышанного какие-то его секреты, Филиппу не приходилось: говорил певец по-английски — не слишком бегло, чётко выговаривая слова, но с точки зрения грамматических построений и правильного произношения к нему не придрался бы даже строгий репетитор. Разве что очень-очень строгий.

— Ну, ты где, ты как? — поймал на выходе из гримерки в объятия Валерия Леонтьева Филипп, поспешив закончить разговор аккурат к его выходу.

— Прямо отсюда — в аэропорт, завтра концерт в Екатеринбурге, — махнул рукой Валерий Леонтьев.

Киркоров и Леонтьев, стоящие рядом, неизменно представляют собой столь живописную пару, что я сразу вспоминаю и разделяю мечту Филиппа, которой он как-то поделился со мной: сыграть им вместе чикагских музыкантов Джо и Джерри в ремейке фильма «В джазе только девушки». Поистине, это было бы потрясающе ярко и смешно, причём вне зависимости от того, кто из звёзд стал бы Джо, и кто Джерри.

Вот и вчера Филипп Киркоров с копной черный волос над молочного цвета дизайнерским пальто, украшенным отпечатком когтистой лапы сбоку, а со спины — вышитым бисером лицом, смахивающим почему-то на Льва Толстого, был во всей своей красе. И аккордом из черных клавиш звучал ему в ответ прикид Леонтьева — настолько же элегантный и мягкий, сколько не броский, выбранный специально для дороги. Что не говори, а в мастерстве перевоплощений Леонтьеву нет разных: блистать на сцене, потрясая яркостью наряда, а после окончания выступления абсолютно неузнанным раствориться в толпе тех же зрителей — его фирменная фишка.

Гримерку номер два занимала Алла Пугачева, и царствовала там безраздельно. Дверь в обитель Примадонны почти все время оставалась чуть приоткрытой, и к Алле Борисовне заглядывали поздороваться и выразить ей своё восхищение многие звёзды.

Зашёл и Григорий Лепс, впрочем, не задержался: ограничился кратким приветствием и переместился к Филиппу Киркорову. По некоторой, впрочем, не подтвержденной информации, поговорить о творческом сотрудничестве а-ля совместный концерт. Сам Лепс, чьей продюсерский центр собственно и проводил творческий вечер Паулса, был безупречен в манерах: любезен и внимателен ко всем.

Заглядывали к Пугачевой и Филипп Киркоров, и Илья Резник. Но визиты эти были достаточно краткими, Алла Борисовна, похоже, берегла энергию для выступления, даже на сцену не мчалась стремительно, как по своему обыкновению Валерий Леонтьев, и не шествовала по-королевски, как Филипп Киркоров, а шла медленно, глубоко погружённая в себя, видимо, настраивалась на феерию. По дороге на неё залюбовался молодой, но очень талантливый, и уже собирающий в России залы латвийский певец Интарс Бусулис, кстати, свободно говорящий и поющий по-русски. «Здравствуй, великий певец!», — без тени иронии заметила ему Алла Борисовна. «А вас… Вас я даже не знаю, как назвать!», — опешил от неожиданного комплимента тот. «Алла!», — спокойно, без малейшей усмешки проронила Пугачева и направилась в проход, ведущий на сцену.

Кстати, это была очень показательная фраза. В тот вечер за кулисами действительно ходили Алла, Валера, Лайма, Ира, Филипп, Григорий, не говоря уже про более молодых артистов, и только Паулс был Раймондом Вольдемаровичем, да его личные вип-гости Пахмутова и Добронравов — Александрой Николаевной и Николаем Николаевичем.

А со сцены неслось, заставляя замирать зрительские сердца, «Затмение сердца» в исполнении Валерия Леонтьева, и вместе с ним и как всегда безупречной Лаймой зал вдохновлено пел «но вы вдвоём, вы не со мною» — вживую, только вживую! И, конечно, овациями были встречены они — легендарные пугачевские «Миллион алых роз».

Три звезды Раймонда Паулса, которых он наделил новым сиянием, и которые в ответ сделали его самым известным и любимым публикой Маэстро, украсили этот концерт. Который сам Паулс назвал «последним за пределами Латвии», но, слава Богу, все-таки с оговоркой «видимо!» И это добавляет и веру, и надежду к уже существующий любви.

Читайте репортаж нашего музыкального обозревателя Артура Гаспаряна «На юбилей Паулса Пугачева привезла несколько грузовиков роз»

Алла Пугачева, Раймонд Паулс и Лайма Вайкуле.
Юбилейный вечер Раймонда Паулса «Святая к музыке любовь…» (48 фото)