«Ей-богу, смешно закупать презервативы за границей»

Кaк oтмeнa гoсзaкупoк импoртнoгo oбoрудoвaния скaжeтся нa мeдицинскoй пoмoщи в Рoссии, «Гaзeтe.Ru» рaсскaзaл Влaдимир Гришин, oснoвaтeль систeмы OМС в РФ. Гoсудaрствo мoжeт пeрeстaть зaкупaть зa рубeжoм бoльшe сoтни импoртныx мeдицинскиx тoвaрoв и oбoрудoвaния. Oни пeрeчислeны в спискe Минпрoмтoргa, кoтoрый прoxoдит сeйчaс oбщeствeннoe oбсуждeниe. Смысл зaпрeтитeльныx мeр — сущeствeннaя пoддeржкa oтeчeствeнныx прeдприятий.

Глaвнoe


В Мoсквe зaдeржaли няню с гoлoвoй рeбeнкa в рукe

Жeртвaми aтaки бoeвикoв в Мoгaдишo стaли дeвять чeлoвeк

Пo фaкту гибeли крaнoвщикa при пaдeнии крaнa в Eкaтeринбургe вoзбуждeнo дeлo

В мэрии Мoсквы прoкoммeнтирoвaли oтмeну уплoтнитeльнoгo пoлдникa в дeтсaдax

Прoгнoз пoгoды в цифрax и гифкax

Читaйтe тaкжe

Эффeктивный бизнeс инoстрaнным инвeстoрaм мы нe прoдaeм

5 oтличныx рeцeптoв для сaмыx смeлыx

«С идeями в Рoссии всe xoрoшo». Кaк «Прeмия рaзвития» ВЭБa пoмoгaeт рoссийским прeдпринимaтeлям и инвeстoрaм



Нoвoсти СМИ2

— Сeйчaс ширoкo oбсуждaeтся зaпрeт рeнтгeнoвскиx aппaрaтoв, aппaрaтoв УЗИ, дeфибриллятoрoв, инкубaтoрoв интeнсивнoй тeрaпии для нoвoрoждeнныx и т.п. — всeгo в спискe бoльшe сoтни нaимeнoвaний. Вы пo дoлгу службы, будучи oснoвaтeлeм Фoндa oбязaтeльнoгo мeдицинскoгo стрaxoвaния, eщe в 1990-x зaнимaлись глoбaльными зaкупкaми. Как, по вашему мнению, этот запрет в целом отразится на отрасли?

— Инкубаторы для новорожденных изготавливали на заводе в Екатеринбурге, я лично их закупал, и они были очень хорошие. Рентгенаппараты — невесть какая сложная аппаратура, чтобы ее не делать в России. Те же стоматологические инструменты из прекрасной стали делали в Нижнем Новгороде, и они были отличного качества. Да, в ряде случаев эти инструменты не такие красивые, да, они тяжелее, но, если они функционально не хуже, да еще в разы дешевле, зачем закупать за границей?

Кризис и отсутствие денег, может, наконец расставят все на свои места, и у нас перестанут тупо выкидывать деньги на ветер.

Ну вот сами посудите: если 20 лет назад все это производилось и было достойного качества, куда это делось? В каком это состоянии? Где это все? Это просто прекрасно, что Минпромторг наконец решил провести ревизию того, что есть, и расставить приоритеты. И поддержать отечественную промышленность.

Ну ей-богу, смешно закупать презервативы за границей. У нас их точно можно не хуже делать. Впрочем, как и костыли.

Владимир Гришин

— Это касается любого медоборудования, и онкологического тоже?

— Есть ряд медицинского оборудования, которое мы точно не сможем воспроизвести. И линейные ускорители, используемые при облучении онкологических больных, в их числе. Но другое дело, что в рамках национальной онкологической программы, которая действовала с 2009 года и завершилась в 2014-м, было закуплено самое передовое оборудование, на это потратили 47,5 млрд руб. Вот на этом оборудовании и надо работать.

— Но онкологической программы этой больше нет и даже разговоров о том, что она может возобновиться, не ведется. При этом главный онколог Минздрава Михаил Давыдов говорит, что уже закупленное в рамках этой программы оборудование используется лишь на 15–20%…

— А будет использоваться еще меньше! Потому что оборудование это надо модернизировать, технологии не стоят на месте, а запчасти изнашиваются.

Так вот чтобы увеличить временной лаг его использования, нужно вложить в так называемый апгрейд уже купленного оборудования около 5 млрд руб. Иначе о той самой модернизации онкологии можно забыть, впрочем, как и о уже потраченных 47,5 млрд руб.


И тебя не вылечат

Калужские силовики проверяют инцидент со смертью пациента онкодиспансера, которому местные врачи долгое время не ставили диагноз рака кишечника… →

— А деньги на это разве были заложены в бюджет?

— Есть один главный документ — «Программа развития здравоохранения до 2020 года». В ней есть строчка про онкологию. И там не прописано, на что конкретно эти деньги заложены: только на оборудование или на обучение врачей, на лекарства и т.п. На 2015 год там предусмотрено около 1,5 млрд руб., на 2016-й, 2017-й и 2018-й — по 1,7 млрд, 2019-й — 1,9 млрд и 2020-й — 2 млрд руб.

— Получается, что только на модернизацию того, что есть, надо потратить как минимум два годовых онкологических бюджета?

— Получается так, но это даст нам временной запас до семи лет. А за это время, если мы пойдем по китайскому пути и начнем закупать лицензии на производство и технологии, мы и сами научимся все это делать.

Тот же линейный ускоритель, который делает точечное облучение и которые мы закупали, можно делать у нас. И займет это два года от начала процесса производства до создания самого ускорителя, и стоить такой конвейер будет 400 млн руб. Сейчас их в России около 130, а нужно еще порядка 150.

Два года ушло на то, чтобы создали российский линейный ускоритель для брахитерапии (контактная лучевая терапия, когда источник излучения вводится внутрь пораженного органа. — «Газета.Ru»). Так что при желании все это можно наладить и сделать не хуже, чем на Западе.

Но в период кризиса, в котором мы теперь живем, финансирование любых трат и закупок нужно взять в ручное управление, ввести централизованное планирование и наложить мораторий на некоторые законодательные и нормативные акты, сдерживающие быстрое решение вопросов.

Вплоть до неприменения 44-ФЗ (о контрактной системе госзакупок. — «Газета.Ru»), ведь если мы уменьшаем закупки за рубежом, а в стране лишь один завод выпускает ту или иную продукцию, то к чему эти конкурсы? Чтобы в стране на фоне сокращения финансирования не увеличилась смертность, работать надо по всем фронтам: максимально увеличить пропускную способность имеющегося оборудования, заняться серьезной подготовкой кадров для той же онкологии, ранней диагностикой и т.п. Даже при всех этих очевидных проблемах нынешний кризис может быть во благо. Он научит считать деньги и правильно ими распоряжаться.

Пылится на складе нераспакованным

Как показали результаты первого мониторинга эффективности эксплуатации дорогостоящего медицинского оборудования в рамках системы ОМС, проведенного Росздравнадзором, оно используется в несколько раз меньше, чем аналогичное в европейских странах или хотя бы в российских частных клиниках.

И чем дороже оно стоило, тем меньше на нем оказывают помощи.

Так, к примеру, в Калуге на складе более полугода пылился новый радиологический комплекс для проведения лучевой терапии: у местного бюджета не было средств на ремонт больничного помещения, где он должен быть установлен. А в подвалах Тюменского онкодиспансера ревизоры нашли нераспакованную технику, поставленную еще в 2009–2012 годах. В Карелии стоит без дела американский плазменный стерилизатор за 10 млн руб.: использовать его слишком дорого, один картридж стоит около 25 тыс. руб.


Москва заплатит за импорт

Столичные власти определили дополнительные деньги на госзакупки импортных товаров, которые могут подорожать из-за валютных колебаний. В частности, от… →

Два года пациенты Забайкальского краевого онкологического диспансера не могли получить своевременную помощь, потому что местный министр здравоохранения отказывался подписывать документы у поставщика на общую сумму 195 млн руб. Пока шли суды и разборки, смертность от онкологических заболеваний в крае резко возросла, с 156,3 случая на 100 тыс. человек три года назад до нынешних 170,4 случая. Прокуратура края «в связи с нарушением со стороны министерства здравоохранения края бюджетного законодательства и законодательства о здравоохранении, связанных с неэффективным использованием средств федерального бюджета и простоем медицинского оборудования», вынесла представление в адрес губернатора края. Неделю назад линейный ускоритель наконец запустили, уже после вмешательства администрации края.

Есть подобные истории и в Москве. Новейшее оборудование — ускоритель электронов для лучевой терапии за 130 млн руб., — подаренное Центру подготовки медицинских физиков в МГУ, с весны прошлого года стоит нераспакованным. У кафедры нет денег на реконструкцию помещения, чтобы на нем можно было учиться и работать.

Напомним, Минпромторг разработал документ по ограничению государственных закупок целого ряда медицинских препаратов и изделий, включая рентгеновские аппараты, аппараты УЗИ, дефибрилляторы, инкубаторы интенсивной терапии для новорожденных детей и многое другое. Всего в список попал 101 пункт, государственные закупки которых предлагают ограничить. Помимо сложных медицинских аппаратов в список попали всевозможные виды костылей, протезов, ходунков, трости, ортопедическая обувь, спецодежда, а также целый список медицинских инструментов.

Под запрет не подпадут изделия только из трех иностранных государств — Армении, Белоруссии и Казахстана.

Документ «Об установлении ограничения допуска отдельных видов медицинских изделий, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд» датируется 5 февраля 2015 года, однако на общественное обсуждение вынесен только 3 августа 2015 года.