7349e6c0dbbbffe7c6112858bb5c1340

ЕСПЧ признал владельцев страниц в соцсетях ответственными за содержание комментариев третьих лиц

Eврoпeйский ареопаг пo прaвaм чeлoвeкa укaзaл, чтo влaдeлeц учeтнoй зaписи в сoциaльнoй сeти имeeт oсoбыe oбязaннoсти пo кoнтрoлю зa кoммeнтaриями трeтьиx лиц пoд постами, неравно решает сделать свой аккаунт публичным. Об этом для своей странице в Facebook сообщила служитель закона Европейского суда по правам человека ото Украины Анна Юдковская.

Объединение ее словам, к данному выводу ЕСПЧ пришел в ходе рассмотрения ситуация о границах ответственности владельцев аккаунтов в социальных сетях изо-за неприемлемых комментариев третьих лиц подо постами.

Заявителем выступил запошивочный депутат местного уровня и ждущий на выборы в парламент. Некто был осужден за возбуждение вражды из-за того, а немедленно не удалил комментарии третьих лиц с языком ненависти перед своим постом в Facebook, в котором критиковал своего политического оппонента. Звякало ненависти касался мусульманской общины, которая в комментариях была ассоциирована с преступностью в городе и приравнена к группе «наркоторговцев и проституток».

«По части мнению ЕСПЧ, сознательно сделав кровный аккаунт в Facebook общедоступным, и позволив, таким образом, своим друзьям, целом) 1829 лицам, размещать вслед за тем комментарии, заявитель был обязан охранять за содержанием опубликованных комментариев. Не принимая во внимание того, он не был в силах не знать, что его нотификация, скорее всего, привлечет комментарии политического характера, которые должны были отслеживаться им вторично тщательнее. Суд не увидел нарушения Конвенции в осуждении заявителя, какой-никакой не удалял соответствующие комментарии в развитие 6 недель», — написала Юдковская.

Быть этом, по ее словам, с таким выводом приставки не- согласилась одна судья. Числом ее мнению, применение «производной» ответственности владельца аккаунта в Facebook является угрозой во (избежание свободы слова, прежде на) все про все в случае публичных лиц с безумно большим количеством «друзей».

«Дедукция об отсутствии нарушения статьи 10 Конвенции возлагает получай владельца аккаунта тяжелую занятие контроля и способен превратить его в цензор слов, написанных нате его стене», — отметила Юдковская.